У Казахстана большие перспективы по добыче россыпного золота

У Казахстана большие перспективы по добыче россыпного золота

Об этом секретарь Комитета по вопросам экологии и природопользования Мажилиса Парламента Республики Казахстан, президент ОЮЛ «Ассоциация производственных геологических организаций РК» Галина Баймаханова сказала в интервью РИА Bestnews.kz.

Беседа состоялась накануне Дня геолога, который в Казахстане отмечается в первое воскресение апреля с 2011 года.

- Галина Александровна, Bestnews.kz поздравляет вас с наступающим праздником и желаем казахстанским геологам новых открытий на благо нашей Родины – Республики Казахстан. Сколько специалистов сейчас заняты в сфере геологии?

- Порядка 10 000. Но это с учетом всех недропользователей, потому что там геология идёт как сервисное обслуживание. Геолог – это первопроходец, он определяет место наибольшей концентрации в недрах того или иного полезного ископаемого, делает первую оценку запасов и, таким образом, открывает месторождение. Он дает всю информацию по условиям нахождения рудной залежи, её характеристикам и рекомендации горнякам, а они уже думают, сколько и какой техники понадобится для добычи ископаемых, как отделить руду от массива пустых пород и с наименьшими потерями поднять её на поверхность земли.

- Как в целом вы оцениваете ситуацию в казахстанской геологии?

- К сожалению, геология сейчас не представляет собой целостную систему.

Мы не можем развиваться одни, нам нужна геодезия и картография. Без точного определения объема, без «привязки», т.е. точного нахождения точек наблюдения на местности и на карте, в пространстве, без маркшейдерии и топографии мы не можем существовать. Мы не можем также существовать без гидрометеорологических данных, мониторинга природных систем, ведь всё влияет на состояние недр. Словом, все сведения о природных системах должны находиться у одного источника, а не быть разбросанными по разным министерствам.

С 1985-1989 гг, а потом и после распада СССР система геологии финансировалась слабо. Хотя работали много, результатами геологии тех лет держимся и сейчас, формируя за счет недропользования и большую часть бюджета, и фонд благосостояния. Но пользоваться недрами бесконечно нельзя, надо и создавать. Мы, конечно, не создаем полезные ископаемые, мы находим их в недрах земли.

- Какие месторождения открытые недавно в Казахстане вы назовете особено важными?

- Это золоторудные объекты, потому что их информационная база была хорошо наработана еще во времена СССР. До 1985 года геологическая наука и сама отрасль работали системно, проводились геологические съемки, и вся территория Казахстана была «захожена», т.е. системно исследована с помощью полевых наблюдений, проведения геофизических исследований, горных и буровых работ, разнообразных видов анализов миллионов проб и образцов. Такой системной геологии не было ни в какой другой стране мира. Далее эти данные послужили основой для интересной аналитики и заключений в виде выявления перспективных рудных зон, узлов и объектов.

Добавлю, что к 1985 году были изданы карты трех поколений, нужно было перейти на осовременивание этих карт, т.е. их актуализацию в соответствии с изменившимися требованиями науки и практики, появлением новых более точных технологий. Такая актуализация автоматически не проводится. Для этого нужна частичная проверка данных с помощью современных технологий и уточнения определённых вопросов для подготовки обобщений в виде научных прогнозов и рекомендаций. Одно из последних обобщений, которые были сделаны в современном Казахстане, подготовили геологи-нефтяники. Они системно довели советскую изученность до рекомендаций, и в итоге выделили 15 нефтегазовых перспективных бассейнов на территории Казахстана.

Увы, в XXI веке казахстанская геология осталась без финансирования, а страна – без хорошего научного прогноза и стратегического планирования, поэтому у нас многие госпрограммы заканчиваются фиаско. В качестве примера назову программу “Акбулак”, которой не хватило научного сопровождения. Геология на 80 процентов состоит из науки, 20 процентов – это применение техники и технологий. В этом направлении мы отстаем на 30 лет, тогда как в мире используют новые технологии, а мы всё только «умом и молотком». Но одним молотком не поможешь, нужны технологии, нужно просвечивать землю, нужны дистанционные методы, которыми обладает Министерство оборонной и аэрокосмической промышленности, нужна хорошая геодезия, как наука, и топография с картографией, как её современные прикладные ветви. У Министерства сельского хозяйства, где она находится, свои проблемы. Аграриям нужна прикладная геодезия для составления земельного кадастра. Экология и гидрометеорология находится сейчас в ведении Минэнерго.

- Казахстан богат и углем, особенно Карагандинский угольный бассейн. У вас есть сведения, сколько лет еще можно добывать уголь в Казахстане?

- Угля у нас очень хорошо хватит на 350 лет, а по некоторым перспективам - даже на 500 лет. Другое дело, что сейчас в мире отказываются от использования углеводородов, в первую очередь от угля. Здесь также надо переходить на более современные технологии. Сейчас начинают использовать метан угольных пластов, он вредит при разработке угольных месторождений, а если вовремя отводить – его можно использовать для отопления и газификации. Но для этого его нужно преобразовывать.

А почему мы не модернизируем эти коптящие трубы на ТЭЦ? Всё, что вылетает в атмосферу, должно улавливаться, проходя через фильтры разного профиля. Я хочу обратить внимание на ещё один аспект угольных месторождений. Ведь с ними связаны запасы редких и редкоземельных элементов, спрос на которые непрерывно повышается на мировом рынке, т.к. они сегодня являются важным компонентом высокотехнологичных производств. Над всем этим нужно работать, здесь важен и нужен научный подход, научный плодородный слой. Но это требует финансовых средств.

- Какие позитивные достижения и результаты в казахстанской геологии вы отметите в первую очередь?

- У нас вступил в действие Кодекс РК «О недрах и недропользовании», а это значит, что законодательство в сфере изучения недр поднялось на более высокий уровень правовой ответственности и взаимоотношений. В Казахстане созданы рыночные условия получения информации о недрах, обозначен переход на международные стандарты отчётности о результатах геологоразведочных работ, ресурсах и запасах полезных ископаемых, Профессиональное объединение независимых экспертов недр Республики Казахстан получило путёвку в жизнь и действует, что повышает доверие инвесторов и улучшает инвестиционный климат. Новые стандарты нацелены на достоверность, прозрачность и компетентность участников сферы недропользования.

Приоритет отдаётся профессионалам – компетентным лицам, которые и являются членами Объединения. Они должны постоянно работать над повышением своей квалификации и отчитываться перед исполнительными органами этой саморегулируемой организации о проведенной работе, постоянно получать новые знания, изучать иностранные языки, следить за международными стандартами и применять их на практике. Сегодня казахстанская геология выходит на мировой уровень, частные компании могут нанимать иностранных профессионалов, а наши геологи и компетентные лица привлекаются для работ за рубежом. Позитивным назову и то, что юниорские компании, которые провели разведку и открыли месторождение, сделали подсчет запасов – могут выходить на международные биржи и привлекать дополнительные инвестиции. В Казахстане тоже есть биржа, куда со временем обязательно будут выходить наши компании, для привлечения инвестиций в рамках IPO. Но мы должны сделать и зарекомендовать этот институт, сфера недропользования должна отличаться профессионализмом, честностью, достоверностью и прозрачностью отношений. Это должно стать на уровне практики нашей повседневностью.

Очень большие перспективы у Казахстана по добыче редких и радиоактивных элементов, рассыпного золота. Мы по вопросу россыпного золота никогда не подходили с точки зрения научного обобщения и сопоставления имеющихся материалов. Была ограниченная практика старательства. Сегодня нужен научный взгляд на выявление погребённых древних долин, проверить на золото накопления «рыхлого чехла», сопряжённые с областями сноса разрушаемых древних горных систем.

Так, например, весь Центральный Казахстан представляет собой крупную геологическую структуру, называемую «казахский щит». Это действительно природный щит из остатков разрушенных мелких структур, слагавших 400 млн лет назад горную страну, которая постепенно разрушалась и даже временами являла собой морское дно. Все коренные объекты золота, вольфрама, редких элементов сейчас где-то оказались обнажёнными и доступными для обнаружения, а где-то были разрушены, а продукты их разрушения переотложены. Поэтому мы должны найти научные основы прогноза разных типов месторождений, определить связь россыпей с коренными месторождениями, с историей развития рудоносных структур. Сегодня установлено, что древние, в том числе погребённые, россыпи на территории Казахстана распространены достаточно широко, однако их перспективы до настоящего времени не получили должной оценки. Думаю, что новые правовые нормы, принятые в Казахстане, позволят расширить старательство и получить более широкую информационную базу для анализа закономерностей размещения золотоносных россыпей. Для этого также необходим научный подход.

- Спасибо за интервью!

Фото/parlam.kz